Марина Крамер крамер марина сайт Марина Крамер романы марины крамер

Знакомьтесь: Марина Крамер! Женщина, способная настолько реалистично описывать картины из жизни криминального мира, что просто ужас охватывает...
Подробнее о Марине Крамер >>>


Интервью Марины Крамер

Интервью Марины Крамер

Марина Крамер: "У американской женщины на шее висят бриллианты, а у русской - муж, дети и бизнес"

Она точно знает, на что способна женщина в своем стремлении обрести свободу и счастье. Героини ее романов – сильные женщины, с твёрдым, как сталь, характером. Но при этом – трогательно милые в своих слабостях…

Мастерской рукой она ведет своих героинь через тернии невзгод и ураган пуль, ведь она – мастер криминальной мелодрамы, Марина Крамер.

- Марина, вы мечтали стать писателем с детства?

- Честно скажу, стремления стать писателем у меня никогда не было, хотя писала я всегда. Я вообще не люблю слово писатель применительно к себе, считаю, что писатели – это те, кто вошел, в историю, грубо говоря, классики и те из наших современников, кто делает что-то глобальное. Я пишу в развлекательном жанре. Это книги для приятного времяпрепровождения, и хорошо, если они доставляют людям удовольствие. А если читатель при этом еще о чем-то задумался - вообще прекрасно.

- Кем же тогда вы видели себя в будущем?

- Я всегда мечтала стать врачом. Моя бабушка - стоматолог, все свое детство я провела у нее в клинике, и у меня даже мысли не возникало, что я могу быть кем-то еще. Когда в 11-м классе мне стали предлагать поступать в университет на факультет журналистики, я делала большие глаза и говорила: «Нет, ни за что». И я поступила в медицинский институт, работала сестрой, работала врачом-нейрохирургом, и меня все устраивало. Я и сейчас думаю, что с выбором не ошиблась.

- Почему же вы расстались с этой профессией?

- Я чувствовала себя довольно комфортно, работая в больнице. До определенного момента - пока не накопился багаж человеческого несчастья. Нейрохирургия - это вообще достаточно страшная вещь. И ты волей-неволей начинаешь сострадать, ставишь себя на место этих людей, и это очень долго тебя не отпускает, с этим очень трудно. Наступил момент, когда я поняла, что в этой профессии больше себя не вижу уже. А медицина такая вещь, что если не чувствуешь к ней тяги, из нее нужно уходить. Быть плохим врачом непростительно, от тебя зависят человеческие жизни.

- Что же побудило вас взяться за перо?

- Писать я начала, когда поняла, что есть история, которую я не могу в себе носить. Это было что-то вроде психотерапии: ты выговорился и тебе легче. Просто есть люди, которые выговариваются словесно, а я выговариваюсь письменно. Тогда я еще работала в медицине. Писала на работе, во время ночных дежурств в больнице скорой помощи, в перерывах, когда пациентов нет, а спать нельзя. К своему стыду, компьютер я освоила только в 33 года, а до тех пор всегда писала на бумаге. Эти тетрадки до сих пор, кстати, хранятся у меня дома, рука так и не поднимается выбросить этот здоровенный пакет.

- А что это была за история, если не секрет?

- Это история моей подруги, с которой мы познакомились в Израиле. Мой муж там по работе был, а я отдыхала вместе с ним. Я должна была вернуться домой из другого города на рейсовом автобусе и опоздала на него. С ребенком на руках я бежала со всех ног к отходящему автобусу - ведь если не успею, то буду еще часа два сидеть на остановке, в жару, - и тут из кафе выскочила женщина, схватила меня и со словами «Сидеть!» швырнула меня на стул перед столиком. Автобус уехал без меня. В ужасе я принялась истошно орать. А она начала меня успокаивать: «Сейчас попей чаю, посиди-выдохни, я тебе потом все объясню». Выбора нет. Я выдохнула, выпила чаю, успокоилась. Мы познакомились, обменялись телефонами. Вечером приезжаю домой, включаю телевизор, а в новостях показывают этот автобус, расстрелянный арабскими террористами - там не было ни одного выжившего. Я когда это увидела, у меня был такой шок! Я тут же номер этой женщины набрала: «Слушай, а ты откуда это узнала?» А она в ответ: «Я и не знала, я просто увидела этот автобус и тебя, и поняла, что если ты сейчас в него сядешь, а я тебя не остановлю - это конец». И с этого момента мы с ней начали общаться. Выяснилось, что она сама по себе очень интересный человек, да и занимается в жизни совсем тем, чем должна бы заниматься женщина. Мы подружились с ней и дружим до сих пор.

- И что потом?

- Я писала себе в стол, и у меня не было даже мысли, что я это когда-то опубликую - мне не был интересен книгоиздательский бизнес, я не понимала, что это такое. Рукопись в издательство отнесла на спор с подругой. И уже на следующий день со мной был заключен договор, а три месяца спустя вышла книга.

- Вы пишите в жанре криминальной мелодрамы. Что это за жанр такой, в чем его особенности?

- Для себя я это определяю как хорошую крепкую любовную историю, чуть-чуть замешанную на криминале, на событиях, которые выходят за рамки закона. И изюминка этого жанра в поведении женщин, оказавшихся в таких ситуациях, в которых обычные женщины не оказываются. И умение не сломаться в такой ситуации делает героиню интересной, потому что женщины реагируют на все эмоционально, им тяжело в каких-то моментах. А есть женщины, которые могут все это преодолеть и пойти дальше.

- Считаете, женщине обязательно нужно быть сильной, чтобы добиться в жизни успеха?

- Это вопрос, который имеет множество подводных камней. Я считаю, что понятие «сильная женщина» изначально не очень правильное. Применительно к женщине это не очень хорошо. Только единицы женщин обладают сильным, мужским характером от рождения. Большинство же женщин вынуждены быть сильными, потому что с ними рядом, увы, слабые мужчины. Как-то дочь показала мне одну цитату: «У американской женщины на шее висят бриллианты, а у русской – муж, дети и бизнес». Русской женщине приходится на себя это взваливать для того, чтобы выжить. И потом бывает очень сложно перестроиться. Она просто не может сесть и сказать: «Все закончилось. А теперь я буду женщиной». Меняется характер, меняется мировоззрение. Мне кажется, что это не очень хорошо. Я с большим уважением отношусь к женщинам, которые могут это все на себе нести. Другой вопрос, получают ли они от этого удовольствие?

- Чего больше в ваших романах: вымысла или каких-то реальных историй?

- Сами события и герои – реальные. Для писателя это, наверное, очень плохо, но с фантазией у меня туговато. Я не могу взять, например, и придумать человека… А если честно – то и не пыталась особенно, не ставила такой цели. Мне пока хватает того, что есть вокруг.

А вымысел… Ты же все равно не можешь залезть в головы героям, когда описываешь какое-то событие, не можешь знать, что он думал в этот момент, что он говорил. Вымысел – в этом.

- В ваших героинях есть и ваши черты характера?

- А как иначе? Когда создаешь какой-то персонаж, что-то твое все равно в нем присутствует. Какие-то привычки, слова, выражения, мысли твои собственные проскальзывают. Мне кажется, у любого автора так.

- Критики отмечают, что ваши книги написаны мужским, неразвлекательным языком. Как вы пришли к такому стилю?

- Честно скажу – ни к чему не шла. А мужской язык - это, наверное, в силу того, что я, будучи медиком, работала в мужском коллективе. А когда постоянно общаешься с мужчинами, волей-неволей в какие-то моменты начинаешь мыслить как мужчина, говорить, как мужчина.

- Вы сейчас являетесь довольно популярным автором. Вам больше нравится популярность или закрытое от публики существование?

- Вообще-то, я, в силу характера, человек достаточно закрытый. Публичность мне дается достаточно трудно – мне некомфортно открываться перед чужими людьми. Хотя я с удовольствием общаюсь с читателями, с живыми людьми, а не абстрактными какими-то из интернета. Они вопросы задают, историями из своей жизни делятся. Некоторые из них даже перешли из разряда читателей в разряд хороших таких друзей.

- Можете нарисовать портрет вашего типичного читателя?

- Могу, хотя с этим бывают ошибки. В основном меня читают женщины, на эту аудиторию я и работаю. Меня читают молодые женщины, женщины в возрасте. Недавно я с ужасом узнала, что меня читают девочки, которым по одиннадцать лет, мне стало страшно. Попадаются мужчины, интересные такие. Помню, на какую-то встречу пришел дедулька лет восьмидесяти. Мы вообще думали, что он просто так пришел. А он сказал: «Зону вы описываете мастерски!» Но про образ героя мне немножечко попенял.

- Дочка читает ваши романы?

- Читает. Единственное, она не читала у меня серию «Черная вдова». Но не потому что я запрещаю – меня часто об этом спрашивают. Там действительно много сцен жестокого плана, много эротических сцен. Но мне кажется, что запрещать что-то в литературе - это глупость, и запрещать читать книги – это что-то, граничащее с фашизмом. Просто почему-то эта серия не дошла до нее. Все остальное она прочитала.

- А как вы к критике относитесь?

- Смотря что считать критикой. Для меня критика – это детальный разбор книги с обоснованием, что не понравилось и почему. И когда критики говорят мне, что где-то язык хромает, где-то там еще что-то - я спокойно к этому отношусь. В какие-то моменты это помогает, ты начинаешь задумываться, что сделать, чтобы в следующий раз получилось лучше. А когда подходят с точки зрения: «Я не читала, но осуждаю» - это не критика, это критиканство, и не от большого ума. Особенно когда начинают переходить на личности. Это неприятно.

- Кого-то из своих коллег по цеху, современных писательниц-детективщиц, читаете?

- Детективов я читаю мало, если честно. Не потому что боюсь карму испортить. Просто когда сам пишешь, начинаешь предугадывать, это очень портит чтение. Хотя я очень люблю Маринину - считаю, что она великолепна. Очень люблю Литвиновых, всегда беру в самолет их книгу с собой. А вообще я больше люблю зарубежных авторов, старых японцев особенно.

- Сейчас вы над чем-то работаете?

- Да, пытаюсь осилить два романа параллельно. Пришла одна идея, пришла другая – и чтобы их не потерять, приходится. Но это у меня продолжение серий.

- Когда вы начинаете работу над книгой, вы составляете какой-то план?

- Я никогда никаких планов себе не составляю. Планирование отбивает у меня охоту писать напрочь. Я честно пыталась делать все, как положено: структурировать по эпизодам, писать синопсис (краткое содержание) – не получается. На уровне синопсиса у меня все и умирает. Я его написала, я уже знаю, чем все закончится, и мне уже неинтересно все расписывать.

- Приходится с кем-то консультироваться по «криминальным» вопросам?

- У меня есть очень хороший приятель, который всю жизнь проработал в милиции. Если у меня возникают какие-то вопросы, я обязательно ему пишу, звоню, мы с ним встречаемся, и он мне популярно раскладывает, что где не так. Если кто-нибудь взломает мою почту, нас с нашей перепиской обвинят в терроризме. Например, я ему пишу: «Гриша, мне надо заложить взрывчатку в сарай так, чтобы крыша рухнула горизонтально». Он мне пишет: «Отлично, берешь столько-то граммов того-то, закладываешь там-то, там-то вот там-то». Представляете, да?

- Как выглядит ваш типичный рабочий день? Может, у вас есть какие-то маленькие ритуалы?

- Я люблю работать ночью. Комфортнее после 12-ти где-то, когда все спят, никто не шастает, никому ничего от тебя не надо. Из ритуалов – люблю, чтобы была кружка зеленого чая.

- Писательство на самом деле довольно монотонная работа. Как сделать, чтобы оно не превращалось в рутину?

- Важно вовремя переключаться. 24 часа в сутки этим жить невозможно. Испишешься и износишься. Поэтому я постоянно переключаюсь. Где-то на танцы, где-то на японскую литературу, где-то на выставки.

- Вы бы хотели, чтобы ваши романы были экранизированы?

- У меня к этому тоже очень двоякое отношение. С одной стороны, любому автору хочется, чтобы его герои жили на экране. С другой – есть такой момент: ты видишь героя в одном образе, а сценарист и режиссер – в другом. Я боюсь этого несовпадения. Я видела очень много неудачных экранизаций, которые убивали напрочь все очарование романа, и мне бы этого не хотелось. Мы часто с фанатами разговариваем на эту тему, но они тоже говорят, что страшно разочарование, когда ты представляешь себе одного героя, а тебе предлагают другого.

- А если написать сценарий самой?

- Я считаю, что для этого все-таки нужно специальное глубокое образование. Хотя у меня сейчас лежит сценарий, написанный девочкой-читательницей. Это была ее инициатива, я ей со своей стороны кое-где помогла, насколько мне хватило знаний. Но пока дело дальше этого не пошло.

- Случается, что вы жалеете о том, что у вас нет специального писательского образования?

- Иногда у меня бывают такие моменты, когда мне кажется, что неплохо было бы знать теорию. С другой стороны, я видела много людей, которые имели специальное литературное образование, и при этом были не в состоянии выдавить из себя ни строки. Маринина говорила в каком-то своем романе созвучную вещь о музыкантах: можно обладать идеальным слухом, прекрасным голосом, знанием нотной грамоты, но если при этом у тебя внутри нет этого органа, который заставляет тебя слушать, ты никогда не будешь популярным и востребованным. С писательством, мне кажется, то же самое.

- У нас в России криминал везде: на улицах, по телевизору, в прессе. Вам хочется с помощью ваших книг сделать мир чуть-чуть лучше?

- Я не стараюсь сделать мир лучше. Я стараюсь показать людям, что не все, что нам преподносят, так хорошо, радужно и замечательно. Я всегда боюсь быть обвиненной в романтизации криминального мира, поэтому стремлюсь показывать его изнанку. За всякое преступление человек несет наказание. Если ему удалось реализоваться там – грубо говоря, стал он вором в законе, - значит, у него где-то в другой сфере что-то не сложилось. Либо он тяжко болен чем-то, либо у него нет семьи, либо что-то еще глобальное случилось. Криминальные деяния наказываются всегда, по закону или по жизни. И второе бывает более жестокое, чем по уголовному кодексу. Мне бы не хотелось, чтобы читатели думали, что это такой романтичный прекрасный мир, что это такие замечательные сильные смелые люди. Ничего подобного - это такие же люди, да еще хуже в каком-то отношении.

- В таком случае, как вы определяете свою жизненную миссию?

- Я свою миссию вижу в одном: хочу вырастить свою дочь достойным человеком, способным противостоять неприятностям, разбираться в людях и просто быть хорошим человеком. Я считаю, что обязана ей помочь, чтобы она стала кем-то. Не влиять на ее выбор, а именно поддержать, развить. Глобальной миссии «спасти мир» у меня нет.

- Что в вашем понимании успех в жизни?

- Для кого-то успех это когда тебя узнают, когда ты известнен-популярен. Для меня это когда я делаю что-то что мне нравится, мне это позволяет существовать и не насиловать себя. Работа, которая позволяет мне не забыть, что у меня есть ребенок и заниматься тем, чем мне хочется заниматься.

- Позволяет ли вам профессия писателя полностью самореализоваться? Или вы думаете, что может быть, в будущем будете заниматься чем-то другим?

- Я не хочу загадывать. Как пойдет. На данном этапе меня все устраивает. Я делаю то, что мне нравится делать, и это не превратилось в рутину. Я не просыпаюсь по утрам с мыслью «О, черт, мне же надо садиться и что-то делать». Я считаю, что пока ты получаешь удовольствие, ты реализуешься.

- Что вы можете посоветовать женщинам, девушкам, которые хотят сделать карьеру писателя? Что нужно, чтобы преуспеть в этой профессии?

- Мне кажется, когда ты пишешь именно от себя, не стараясь выгадывать, чтобы понравиться каким-то людям, – этого ведь никогда не угадаешь, - тогда все и получается. Книга может быть написана идеальным литературным языком, но при этом будет такая скучная, что ее никто не осилит. Хотя там будут прекрасные идеи, будут какие-то правильные вещи описаны, - но она просто не будет доходить. А есть книги, написанные самым простым, казалось бы, языком, проще некуда, просто разговорная речь – но она тебя так цепляет, что сидишь и думаешь: господи, это же так все просто, почему я-то до этого не додумалась?

А еще здесь важен все-таки элемент везения. Важно, чтобы попался редактор, с которым ты совпадешь мнением и чем-то еще. Мне очень повезло с первым редактором, которая все это рассмотрела.

- Большое спасибо за интервью, Марина! Творческих вам успехов и новых интересных идей!

«ТЕВИКОМ Асбест» №33 2012 год.

Дата добавления: 2012-09-07

Просмотров: 3142


Последние 3 новости в этой рублике

Встреча с Мариной Крамер

Встреча в Санкт-Петербурге состоится 18.12.2014 года в Буквоеде по адресу Невский пр. 46 в 19.00.

Прошу о помощи

Дорогие посетители моего сайта. Я никогда не прошу о помощи с такими просьбами просто потому,что несколько раз натыкалась на мошенников. Но сегодня в помощи нуждается реально существующий человек, хорошая девушка и мама маленькой девочки Маша Тихонова, администратор одной из групп В контакте.

Встреча с Мариной

Встреча с Мариной Крамер в Санкт-Петербурге в книжном магазине «Буквоед на Восстания» 30 июля в 19.00.

Добавление комментария:



=

Нет не одного комментария к данной статье. Будьте первым!




Новинка!!!

Требуется влюбленное сердце

Дата выхода:
Январь 2018

Кликни на картинку...


Поиск по сайту



Реклама


Подпишись на RSS рассылку!

Новости Марины Крамер

Кликни на картинку...


Полезное

Паук Марина Крамер


seo админов PR-CY.ru

Все права защищены. © marina-kramer.ru 2018.
По всем вопросам работы сайта пишите на nata-13@list.ru или читайте форум.

Черная вдова Марина Крамер